Суббота
23.09.2017
05:15
Форма входа
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
Мини-чат
Қўшимча сайтлар
  • Ўз сайтингизни яратинг
  • BBC ўзбек хизмати
  • Озодлик радиоси
  • Насрулло Саййиднинг блоги
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    "Ҳамкорлик" жамғармаси

    Главная » 2013 » Декабрь » 9 » «Демократия по-узбекски» противоречит нормам Конституции.
    08:54
    «Демократия по-узбекски» противоречит нормам Конституции.
    На днях я в очередной раз убедился в том, что написанное на бумаге часто расходится с реальностью. К сожалению, это справедливо даже для Конституции Узбекистана. 

    Для многих моих соотечественников это просто несколько листов напечатанного текста и ничего более. Я рискнул проанализировать несколько статей Основного закона республики, и вот что из этого вышло.

    Перед Днем Конституции, который в Узбекистане отмечается 8 декабря, я был приглашен на официальное мероприятие, где рассказывалось о важности  Основного закона и достижениях нашей демократии. 

    Зал был полон чиновников разного уровня, докладчики быстро читали по бумажке тексты, мало отличающиеся по содержанию от передовиц местных газет. Я стал было погружаться в привычную в таких случаях дремоту, когда фраза «Так что же такое демократия для нас?» вернула меня в действительность. 

    Упитанный мужчина азартно кидал в зал чужие мысли – о том, что демократия в нашей стране дала нам все и даже немного больше, и потому все мы безмерно счастливы.

    Я криво усмехнулся. Номенклатурный работник и не мог сказать иначе. Но что значит демократия лично для меня? Вот такой «простой» вопрос задал я себе и задумался.

    Статья 29 Конституции Узбекистана: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом. Свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны».

    Я раскрыл блокнот и записал первую мысль, пришедшую в голову: «Демократия для меня – возможность сказать правду о власти и не быть репрессированным за это». Сосед слева подсмотрел мою запись, взял ручку и в конце предложения поставил жирный восклицательный знак.

    Умида Ахмедова, Вячеслав Ахунов, Солижон Абдурахманов, Дмитрий Тихонов – вот неполный перечень тех людей, которые применяют право, данное 29-й статьей Конституции Узбекистана, и преследуются за свою деятельность. Получается, что право есть только на бумаге. Таков мой первый вывод.
    В последнее время главной темой для обсуждения в Узбекистане является участь старшей дочери президента страны Гульнары Каримовой. «Принцесса» стремительно теряет не только свою «бизнес-империю», но и моральный облик. Трудно представить ее воспитанной, благоразумной и умной после того, как СМИ публикуют ее фотографии и высказывания, в которых она выглядит совсем не женщиной, достойной подражания. 

    Мне все равно, кто она: рейдер или честный бизнесмен, стерва или добропорядочная дочь. Мне безразличны ее переживания, уж простите за откровенность. Но кем бы она ни была, к ней применима статья 26 Конституции Узбекистана: «Каждый обвиняемый в совершении преступления, считается невиновным, пока его виновность не будет установлена законным порядком, путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты».

    Как бы отрицательно мы ни относились к человеку, пусть даже он и заслуживает такое отношение, мы не вправе до суда считать его преступником. И даже малосимпатичный человек или мой враг не услышат от меня «ты - преступник» до вынесения судом соответствующего решения.

    «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений», - сказал докладчик красивую фразу. А я вспомнил пикет нескольких женщин, устроенный в 2005 году на центральной площади Ташкента против произвола власти в Андижане. Их уговаривали разойтись по домам ровно минуту. Потом с десяток милиционеров вырвали из рук женщин плакаты и стали рвать их на части. Пикетчицам заломили руки и куда-то их повели. 

    У одной из них подкосились ноги, она потеряла сознание. Ее не отпустили, а поволокли по земле. Платье женщины задиралось, но это не остановило насильников. Вот такое применение права на свободу. И никто при этом не вспомнил статью 33 Конституции Узбекистана: «Граждане имеют право осуществлять свою общественную активность в форме митингов, собраний и демонстраций в соответствии с законодательством Республики Узбекистан. Органы власти имеют право приостанавливать или запрещать проведение этих мероприятий только по обоснованным соображениям безопасности».

    Я уверен: нельзя изучать демократию за пределами страны и в другом времени. Демократия – это настоящее. Свобода личности не всегда гармонирует с интересами государства. Посмотрите, в каком напряжении живут те, кто имеет альтернативное мнение о государстве и власти, и вы поймете меня. 

    Умолчу об участи тех, кто был или является членом партии «Эрк» или движения «Бирдамлик» (первая много лет противостоит власти и требует настоящих свободных выборов, второе учит людей ненасильственному сопротивлению власти). Они реально находятся вне закона, по меркам узбекских властей, и любые насильственные действия против них останутся, похоже, без наказания.

    Только изучение внутренних отношений в стране даст ответ на вопрос, чем является демократия для отдельно взятого человека.
    Статья 2 Конституции Узбекистана: «Государство выражает волю народа, служит его интересам. Государственные органы и должностные лица ответственны перед обществом и гражданами».

    Духовное руководство Римской католической церкви повторяет, что «в случае конфликта национальной безопасности и прав человека приоритет должен быть отдан национальной безопасности, то есть целости более общей структуры, без которой развалится и жизнь личностей». А я помню, как Рональд Рейган во время своей речи в Московском университете в 1988 году сказал нам, беспечным на тот момент студентам, что «демократия — не столько способ правления, сколько способ ограничить правительство, чтоб оно не мешало развитию в человеке главных ценностей, которые дают семья и вера».

    Что выбрать? Обе истины имеют право на существование. Мне по душе вторая, потому что человек - главнее всего. Единственный вопрос: если демократия – это власть народа, то над кем народ властвует? Я вспомнил, как в Каршинском аэропорту мы, сорок пассажиров, сидели в душном тесном салоне старого самолета и больше часа ждали одного пассажира, который опаздывал на рейс. Правда, он был не простым пассажиром, а хокимом (главой администрации) области. И мы все ждали его одного. 

    Он не извинился перед нами, а стюардессы весь рейс исполняли его капризы. Нет, не нужно мне такой власти большинства над меньшинством. Тем более что в статье 18 Конституции Узбекистана: прописано следующее: «Все граждане Республики Узбекистан имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения. Льготы могут быть установлены только законом и должны соответствовать принципам социальной справедливости».

    Демократия подразумевает свободу выбора, которая является двигателем конкуренции. Свобода выбора для меня – это лакмусовая бумажка справедливости. Я сам должен выбирать то, что мне нравится. Читать, смотреть, носить, любить. Никто не вправе управлять моими предпочтениями. Только мой интеллект и желания должны давать мне советы по жизни. Конечно, при условии, что мои действия не нанесут физический и моральный урон окружающим меня людям.

    Но свобода, к которой мы стремимся, вводит нас в заблуждение по поводу равенства людей в обществе и наличия свободы выбора в нем. Рыночные отношения сделали человека товаром, который, по законам Маркса, должен быть продан. Люди стремятся продать себя как публичную личность, чтобы получить рыночные блага. Конечно, это их право. Но пусть сохранится и мое право на нежелание быть товаром. И демократия для меня в этом случае – это возможность не быть ни продавцом, ни товаром.

    Ученые мужи докажут, что демократия – не самый лучший вид общественного строительства. Приведут в пример Французскую буржуазную революцию, имевшую цель дать людям все мыслимые свободы, но потом добровольно перешедшую к диктатуре Наполеона, чтобы сохранить независимость Франции. И Германия, ранее поделенная на демократические княжества, при железном Бисмарке превратилась в мощное тоталитарное государство, - добавят в унисон другие.

    Все верно. В истории много таких примеров. Одна судьба Юлия Цезаря многого стоит. Но был ли по-настоящему счастлив тот народ, в интересах которого и создавались тоталитарные государства? Кем он был: потребителем благ или пушечным мясом в интересах правящей верхушки? Поэтому в этом случае демократия для меня – это возможность принять участие в управлении государством, чтобы я мог подать голос, выбрать, каким путем идти в своем развитии.

    Есть мнение, что Владимир Ильич Ленин все же был не прав, утверждая, что каждая кухарка может и должна управлять государством. И что надо срочно отказаться от практики голосования «один человек - один голос», потому что это, якобы, несправедливо, когда и образованный профессор и чернорабочий ТСЖ имеют по одному голосу. 

    Предлагают даже вводить некую шкалу коэффициентов: чем больше заслуг перед обществом - тем больше голосов у этого человека. Справедливо? Может быть. Но ведь при этом та самая кухарка вмиг становится человеком второго сорта, поскольку такая демократическая форма голосования ставит ее в ущербное по сравнению с профессором положение.

    Но что мешает создать общество, при котором все имеют равные знания об управлении государством? Тот же высокоинтеллектуальный профессор должен помочь кухарке получить необходимые знания. Ведь живет он с ней в одном обществе, декларирующем демократические принципы. И кухарка эта нужна любому обществу, ведь кто-то должен готовить еду этому профессору. Поэтому в данном случае демократия для мня - это обязанность образованного человека помочь обучиться необразованному. А не искать себе дополнительные права для голосования.

    Когда человек еще не был так «механизирован» и оторван от своего природного естества, он мог более спокойно и полноценно рассуждать о человеческих отношениях. Цицерону принадлежит фраза: «Человек, забывший об интересах общества, и руководитель государства, забывший об интересах граждан, - не римляне, а варвары». Раньше правителей сбрасывали с трона и отрубали им головы. Откройте правдивый учебник истории и прочтите описание сотни подобных случаев. 

    Но конституция твердит обратное в своей статье 13: «Демократия в Республике Узбекистан базируется на общечеловеческих принципах, согласно которым высшей ценностью является человек, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права. Демократические права и свободы защищаются Конституцией и законами».

    Сейчас есть более цивилизованные способы снять с руководящей должности забывшего о своих обязанностях и обещаниях избранника. Этот способ называется демократические выборы. В этом контексте демократия для меня - это возможность менять свое руководство независимо от того, кто я: профессор или кухарка.

    …Доклад закончился. Люди быстро потянулись к выходу, перебрасываясь фразами на совершенно посторонние темы. А я подумал, что это тоже демократия, когда человек интересуется тем, что ему ближе. И никакие доклады не заставят его думать иначе.

    Хает Хан Насреддинов 

    Источник : www.fergananews.com
    Просмотров: 136 | Добавил: hamkorlik | Теги: мнение, Политика | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: